Выход из ЕгиптаСобытия исхода из Египта описаны в 12-й главе Книги Исход. Начинается она такими словами:

И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря…(Исх. 12, 1)

Обратим внимание на выражение, часто встречающееся на страницах Библии: «сказал… говоря» – וידבר לאמר ‹ва-йедабе́р…лемо́р›. Более точным переводом было бы «говорил… сказав», потому что глагол דבר ‹дибе́р› означает «говорить», «держать речь», а глагол אמר‹ама́р› – «сказать единократно», «высказать». Выражение «сказал… говоря» (в Синодальном переводе) указывает не только на продолжительность речи, но и на длительность последствий, проистекающих из сказанного. Изреченное Господом имеет не краткие и ограниченные, а многообразные последствия, продолжающиеся порой целые эпохи. И сказанное является вечным, непреходящим. Что же повелевает Господь в данном случае?

…Месяц сей да будет у вас началом месяцев, первым дабудет он у вас между месяцами года. (Исх. 12, 2)

Таким образом, то, что сказано Моисею и Аарону, относится не к какому-либо однократному событию, а к постоянной возобновляемости календарных периодов – «времен», к их чередованию. «Месяц сей», который назывался в самые древние времена חדש האביב‹хо́деш hа-ави́в› – «месяц колоса [колосьев]», поскольку в это время колосится ячмень (Исх. 13, 4), впоследствии, после вавилонского плена, стал называться аккадским словом ניסן‹Ниса́н›. Данный весенний месяц, примерно соответствующий нашему апрелю, должен быть «началом месяцев», если буквально, то «главой месяцев». Название חדש האביב‹хо́деш hа-ави́в› содержит в себе указание на характер библейского календаря, который является лунно-солнечным. Слово «ходеш», «месяц», происходит от глагола חדש‹хада́ш›, «обновлять», и говорит о связи месяца (временно́го периода) с обновляющейся луной, которая тоже именуется «ходеш» (как и в русском языке «месяц» означает и новую луну, и промежуток времени). В то же время слово «авив», «колос» (в данном случае ячменный), связывает месяц с определенным временем года – весной. Следовательно, речь идет о согласовании лунного и солнечного циклов в календаре. Это согласование и положено в основу библейского времяисчисления. Уже в начале Книги Бытия мы читаем о том, что для определения или вычисления מועדים ‹моади́м›, «праздничных времен» (в Синодальном переводе – просто «времен»), должны служить оба «светила великие» – Солнце и Луна (Быт. 1, 14). Напомним, лунный месяц – время обращения Луны вокруг Земли, а солнечный месяц – двенадцатая часть солнечного года, т. е. времени обращения Земли вокруг Солнца. Лунный год, состоящий из двенадцати лунных месяцев, короче солнечного года примерно на одиннадцать дней. Если сложить двенадцать периодов обращения Луны вокруг Земли, получим около 354 дней; в солнечном же году примерно 365 с четвертью дней. Следовательно, лунный и солнечный циклы должны быть согласованы для того, чтобы праздники Господни не «блуждали» по всем сезонам года, отставая каждый год приблизительно на 11 дней, как это происходит у мусульман (их календарь основан только на лунном цикле). Однако для того чтобы месяц Нисан – «глава месяцев» – приходился всегда на весну, необходимо вводить один раз в несколько лет дополнительный тринадцатый месяц. С такой трудностью сталкивались еще древние народы Междуречья – шумеры, вавилоняне и ассирийцы, чьи календари очень схожи с библейским (они, видимо, восходят к общему наследию сынов Ноя, а через них – к допотопным патриархам). Первые свидетельства о вставке 13-го (високосного) месяца датируются серединой второго тысячелетия до новой эры и содержатся в шумерских календарных записях. Впоследствии, с введением 19-летнего календарного цикла, такие вставки были упорядочены. Почему же именно этот месяц избран для исхода, объявлен первым? Прежде всего потому, что он – месяц воскресения природы. Однако, поскольку в мире все взаимосвязано, воскресение природы, оживление травы, деревьев связано и с историческим событием, не имеющим себе равных,– с «воскресением» народа Божьего, который как бы умер, пребывая в египетском рабстве, а теперь оживает, выходя на свободу. Этот месяц прообразно связан и с воскресением Мессии. Здесь мы видим три события – природное, историческое и сверхъестественное. Один и тот же Божественный свет преломляется в трех зеркалах – природы, истории народа Божьего и жизни Машиаха Йешуа. Поэтому далее все, что говорится о пасхальном агнце, которого нужно принести в жертву перед исходом из Египта, таинственно связано и с будущей судьбой Израиля, и с жизнью Йешуа. Уже первыми верующими в Йешуа пасхальный агнец был осмыслен и истолкован как прямой прообраз Мессии. Об этом агнце Господь повелел Моисею и Аарону следующее:

Скажите всему обществу сынов Израилевых: в десятый день сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; А если семейство так мало, что не съест агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца. (Исх. 12, 3–4)

Народ, который видит грозные казни, свершающиеся над Египтом, и ожидает следующих событий, вдруг узнаëт, что нужно принести жертву Господу, и при этом каким-то образом души людей оказываются связаны с жертвенным агнцем – ведь жертва за грех очищает душу от вины. «По числу душ» должны быть «взяты» жертвенные агнцы так, чтобы всем хватило и все могли вкусить от них. Употребляемое здесь слово נפש‹не́феш› передается русским «душа» весьма точно, также объединяя в себе и понятие о человеке в целом, как таковом («число душ»), и представление о духовном начале – «внутреннем человеке». Избрание агнцев происходило в 10-й день месяца Нисана. Речь идет о жертве, более подробные предписания о которой даны в Книге Левит (4, 1–35), но жертвоприношение, описанное в Книге Исход, отличается от всех более поздних. Итак, перед исходом необходимо очиститься, принеся жертву, ибо народ согрешил, отступив от заповедей Божьих, от заветов праотцев. Говоря об этой жертве и о том, что она прообраз жертвы Мессии, мы должны вспомнить, что хотя в Библии многократно сказано о «жертве Господу», однако Бог, по самому определению Его сущности, ничего не получает от подобной жертвы. Господь говорит через псалмопевца:

Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов? (Пс. 49, 13)

Вопрос сопровождается образным пояснением:

…Ибо Мои все звери в лесу и скот на тысяче гор… Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе… (Пс. 49, 10–12)

Так, пользуясь человеческими понятиями, Бог объяснил народу, что жертвы нужны скорее самим людям, чем Ему. Идеей жертвы и жертвенности пронизано все сущее с самого начала творения. Органическая природа существует благодаря тому, что природа неорганическая словно приносит себя в жертву ради нее. Разрушаются горы, камни превращаются в песок, выравниваются долины, освобождая место и создавая условия для жизни органической. Солнце неустанно приносит себя в жертву, отдавая тепло Земле, питая энергией все живущее. В пределах органической природы низшие формы приносят себя в жертву высшим. Трава становится пищей для животных, животные – для человека и т. д. Человеческое тело существует для того, чтобы на земле была воплощена духовная жизнь. Тело постоянно приносится в жертву духу и, истощая свои силы, дает духу возможность развития.

Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал сына Своего единородного, дабы всякий верующий в него, не погиб, но имел жизнь вечную. (Иоан.3, 16)

Значит, Бог Сам принес жертву Йешуа на Голгофе, «…отдал сына Своего…» Кому отдал? – Людям. То же относится к агнцу в Египте, который был прообразом Йешуа. Хотя он именуется «жертвой Господу», но принесена была эта жертва ради людей. В этой жертве нуждались люди – для спасения от ангела-губителя, поражавшего египетских первенцев. Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец или от коз… (Исх. 12, 5) Самое невинное, кроткое животное, ягненок или козленок, словно берет на себя грехи людей, умирает за них, прообразно указывая на грядущего Йешуа: «Агнец… без порока, мужеского пола…»

…И пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества израильского вечером…(Исх. 12, 6)

В начале Евангелия от Иоанна именно Иисус из Назарета назван «Агнцем Божьим»:

…Видит Иоанн идущего к нему Йешуа и говорит: вот Агнец Божий, который берет на себя грех мира. (Иоан. 1, 29)

А в 12-й главе этого же евангелия указаны сроки, в которые свершились последние события земной жизни Йешуа:

За шесть дней до Пасхи пришел Йешуа в Вифанию… На другой день множество народа, пришедшего на праздник, услышав, что Йешуа идет в Иерусалим, Взяли пальмовые ветви, вышли навстречу ему и восклицали: осанна!.. (Иоан. 12, 1–13)

Агнец избирался 10-го числа месяца Нисана и хранился до 14-го числа того же месяца. Он подлежал закланию 14-го числа во время, обозначенное как בין הערבים ‹бейн hа-арба́йим›, буквально в переводе с древнееврейского – «между вечерами». Согласно авторитетному толкованию, это время между моментом, когда солнце начинает клониться к западу, т. е. полуднем, и полным его захождением – темнотой. В Евангелии сказано, что в полдень («в час шестой», начиная от рассвета, который в Святой земле наступает около шести часов утра – Иоан. 19, 14) распяли Йешуа. И до захода солнца он умер (Иоан. 19, 31). Агнец избирался за пять дней до Пасхи (начинавшейся 15 Нисана), и этот день особо отмечен в жизни Йешуа: «За шесть дней до Пасхи пришел Йешуа в Вифанию…», а «на другой день», т. е. за пять дней до Пасхи – 10-го числа месяца Нисана – въехал он в Иерусалим верхом на осле (Иоан. 12, 1 и 12–15). И именно 14 Нисана, как раз тогда, когда в Иерусалиме закалали пасхальных агнцев, Йешуа казнили (Иоан. 19, 14 и 31–42). Далее в Книге Исход сказано:

…И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его… (Исх. 12, 7)

Приближалась ночь Пасхи, в которую Сам Господь должен был пройти по земле Египетской, чтобы спасти всех верных Ему от гибели, несомой ангелом-губителем, посланным поразить всех первенцев,– «от первенца фараона, сидящего на престоле, до первенца раба, сидящего в темнице». Но те дома, косяки которых были помечены кровью агнца, т. е. дома израильтян и богобоязненных, присоединившихся к ним сынов Египта, ангел-губитель должен был миновать (Исх. 12, 12–13 и 21–25). Отсюда и происходит название «Пасха», по-древнееврейски פסח ‹Пэсах› – от глагола פסח ‹паса́х›, т. е. «миновать», «проходить мимо», а также «пощадить», «избавить» (ср. Ис. 31, 5). Значит, Пасха есть избавление от гибели, спасение от смерти. Впоследствии, когда вера в Йешуа распространилась среди народов, говоривших по-гречески, слово «Пэсах» контаминировалось с греческим глаголом πασχειν‹па́схейн› – «терпеть», «переносить», «страдать», поскольку именно в пасхальные дни страдал, умер и воскрес Йешуа. Читаем дальше предписания о пасхальном агнце:

…И пусть возьмут от крови его и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его… (Исх. 12, 7)

Каково духовное значение описанных событий? Что должно произойти и что должен сделать человек, когда он «избирает» Агнца – Мессию и принимает его жертву, принесенную «во оставление грехов» (Матф. 26, 28)? Где находятся те косяки и та перекладина, которые он должен «помазать кровью Агнца»? Дверь, врата, символические «вход и выход» соответствуют началу и исходу всякого предприятия. Таким образом, при начале и после исполнения каждого важного дела человек должен молиться, чтобы «жертва Агнца» защищала его от губителя. Кроме того, «двери», «врата» нашего чувства и сознания – это глаза и уши. Значит, кровь Агнца нужно «нанести» на эти «перекладины и косяки», чтобы ничто нечистое, губительное не вошло в нас через зрение и слух. А исходят наши речи из уст, рождаясь в духовном «сердце». Значит, и «косяки» уст должны быть помазаны кровью Агнца, чтобы никакое нечистое, злое и губительное слово не исходило из них. Далее говорится:

…Пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его… (Исх.12, 8)

В духовном смысле «вкусить» значит вместить, слить с собою, принять в себя. Следовательно, жертва должна быть принята, «вмещена» человеком, он должен внутренне соединиться с нею. И еще сказано: «…в сию самую ночь…» В какую ночь произошло описываемое событие? В ночь исхода – 15 Нисана (напомним, что согласно Библии день начинается с вечера). Но какая же ночь имеется в виду в духовном смысле? Дело в том, что вся история человечества как бы свершается в течение «одной ночи». Да и жизнь каждого из нас – «одна ночь». Поясним: в книге Бытия мы читали, что согрешивший Адам «в полуденной прохладе», т. е. когда время уже клонилось к вечеру, услышал голос Божий (Быт. 3, 8). Потом совершился суд, и уже «вечером» Адам был изгнан из райского сада. Изгнан вместе со всем будущим потомством, вместе со всеми нами. Наступила «ночь» человеческой истории. Изгнание из мира духовного человечества в целом длится до тех пор, пока не взойдет «Солнце правды», пока не наступит «рассвет», несущий возвращение в духовный мир, в вышнюю небесную отчизну (Мал. 4, 2). В Книге пророка Исаии так говорится о «ночи» земного существования:

…Кричат мне с Сеира: сторож! сколько ночи? сторож! сколько ночи? Сторож отвечает: приближается утро, но еще ночь. Если вы настоятельно спрашиваете, то обратитесь и приходите. (Ис.21, 11–12)

Пророк увидел, что «приближается утро, но еще ночь». И все мы живем в «ночное время». Поэтому, когда Йешуа говорил людям о втором пришествии, то точно его срок он не определил. Определил только образно, называя четыре возможных срока:

Итак, бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру… (Марк. 13,35)

Все четыре срока приурочены именно к ночному времени. «Вечер», т. е. начало ночи, затем «полночь», потом «пенье петухов» – ранний предрассветный час и, наконец, «поутру» – с окончанием ночи. А в Книге пророка Малахии данное время обозначено более определенно – как время восхождения «Солнца правды»:

А для вас, благоговеющие пред именем Моим, взойдет Солнце правды и исцеление в лучах его… (Мал. 4, 2)

Духовное солнце, духовный рассвет и духовное утро! Мы, таким образом, живем в Ночь, наступившую после Шестого Дня творения, так как в Шестой День человек был создан, и в полдень того же Дня он согрешил. Рассвет Царства Божьего, «субботний покой», настанет наутро (Быт. 2, 3; Евр. 4, 3–10). И вот, оказывается, «в эту самую ночь» нужно «съесть» Агнца, который заклан за наши грехи, иначе говоря, вместить его в себя, проникнуться учением Йешуа и соединиться с самим Учителем.

…Пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его… (Исх.12, 8)

Какой же «огонь», в духовном смысле, здесь имеется в виду? Тот огонь любви, о котором сказано в Песни Песней:

Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее…(Песн. П. 8, 7)

Любовь – «пламень весьма сильный», и «стрелы ее – стрелы огненные» (Песн. П. 8, 6). «Вместить» жертву Йешуа можно только пламенеющим сердцем, полным любви к Богу и ближнему. Далее в Книге Исход сказано:

…Пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими травами пусть съедят его… (Исх.12, 8)

Значит, агнца надо вкушать в каждом израильском доме с пресным хлебом и горькими травами. Пресный хлеб означает чистую жизнь, закваска же в Библии часто является символом порока, лукавства и искажения. Сказал Йешуа своим ученикам:

…Берегитесь закваски фарисейской, которая есть лицемерие. (Лук.12, 1)

Следовательно, закваска, которая кладется в тесто, в каком-то смысле «портит» его. А пресный хлеб – символ неиспорченности, чистоты. В то же время «горькие травы» – знак памяти о страданиях в египетском рабстве. Для израильтян, выходивших из Египта, пресный хлеб, т. е. «опресноки», был символом простоты, чистоты, искренности жизни их праотцев, к которой потомки и должны теперь возвратиться. Пресный хлеб в то же время года вкушали Авраам и Лот (Быт. 18, 6; 19, 3). Значит, праотцы как бы уже праздновали праздник Пасхи в этот день прообразно. И израильтяне вновь должны отпраздновать его перед своим исходом. Такую же пасху (т. е. пасхальную жертву) вкушал и Йешуа вместе со своими апостолами в ночь перед арестом в Гефсимании, перед своим страданием. Это была определенно та самая пасха, и о ней он прямо сказал апостолам:

…И сказал им: очень желал я есть с вами сию пасху прежде моего страдания… (Лук. 22, 15)

Что же означают для учеников Йешуа горькие травы и пресный хлеб? Пресный хлеб означает ту чистую жизнь, которую они должны вести после обращения, а горькие травы – те муки, испытания и страдания, которые им предстоят. Однако пресный хлеб – еще и символ безгрешности самого Мессии, а горькие травы означают его крестные муки. И то, и другое согласуется со словами апостола:

…Все, желающие жить благочестиво в Мессии Йешуа, будут гонимы.(II Тим. 3, 12)

Так что вкушение пасхи есть и знак готовности к страданию во имя Божье. О новозаветном понимании пасхального обряда апостол говорит:

…Ибо пасха наша, Машиах, заклан за нас. (I Кор. 5, 7)

И призывает он праздновать её

…Не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины. (I Кор. 5, 8)

Иными словами, не только с пресным хлебом, как праздновали ее при исходе из Египта, но и с чистым сердцем, чистыми помыслами и намерениями – в Новом завете прообраз становится жизненной реальностью… В Книге Исход далее говорится:

…Не ешьте от него недопеченного или сваренного в воде, но ешьте испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями… (Исх. 12,9)

В отличие от некоторых иных жертв, пасхальный агнец съедался целиком – с головой, ногами и внутренностями. При других жертвоприношениях (за грех, повинности и т. д.) голова и ноги отсекались, а мясо жертвы вкушалось, но без внутренностей, которые воскурялись на алтаре (Лев. 4, 8–10; 7, 2–7). Пасхального же агнца нужно съесть всего без изъятий, включая голову. Апостол говорит:

…Мы имеем ум Мессии. (I Кор. 2, 16)

Нужно вместить в себя «ум» Мессии, т.е. осознать его учение и следовать ему, на что указывает съедаемая голова агнца. Ноги означают пути – надо принять, «вместить» пути Господни, научиться ходить ими, как это делал Иисус. Съедались и внутренности – символ чувств. Апостол напоминает своим последователям:

…В вас должны быть те же чувствования, какие и во Месии Йешуа … (Флп.2, 5)

Читаем о пасхальном агнце дальше:

…Не оставляйте от него до утра, но оставшееся от него до утра сожгите на огне. (Исх. 12, 10)

Человек должен «вкусить» всего Агнца, «вместить» его – соединиться с Йешуа и целиком проникнуться его учением прежде, чем наступит рассвет, потому что, как мы уже говорили, рассвет означает восхождение «Солнца правды», иначе говоря, наступление будущего века после «ночи» земной жизни. И тогда будет уже поздно «вкушать Агнца»: именно в эту «ночь», во время мрака, в период трагедии человеческой истории, и должен быть «вкушаем Агнец», а затем последует Страшный суд…

Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – пасха Господня. (Исх. 12, 11)

Израильтяне должны быть готовы к исходу. Они должны препоясаться заранее, потому что некогда будет в последний момент одеваться и готовиться. Препоясание в Новом Завете означает готовность, бодрствование.

Да будут чресла ваши препоясаны… (Лук. 12, 35)

– говорит Йешуа ученикам. Обувь на ногах означает готовность к проповеди (Еф. 6, 14–15). Посох символизирует обуздание страстей, которые, будучи побеждены, становятся источником новых сил для человеческого духа. Значит, «вкушая от Агнца» в Новом завете, человек должен быть готов к исходу. Уверовав, восприняв Мессию, проникнувшись его учением, он должен быть готов выйти из мира, «лежащего во зле» (I Иоан. 5, 19), т. е. из порабощения греху, чтобы последовать слову Божьему и идти за Ним в «землю обетованную». Ибо каждое событие исхода, описанного в Библии, каждое искушение, встречавшее народ на пути, каждое преодоление и каждое падение – все это предстоит символически пройти верующему, все это он должен пережить на собственном опыте.

А Я в сию самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами египетскими произведу суд. Я Господь. (Исх. 12, 12)

В «ту самую ночь» проходит Бог по земле Египетской, и посланный Им ангел-губитель поражает всякого первенца. Точно так же во время всемирного потопа умерли все люди, которые прошли путь «от человека до скота» (Быт. 6, 7), ибо Бог дал этим людям возможность быть людьми, но они стали подобны животным. И над всеми богами египетскими совершается окончательный суд. Остается последнее «божество» – сам фараон. Фараон мистически отождествлялся с Амоном-Ра – верховным солнечным богом, а его наследник – с божеством по имени Гор. Однако, когда в ночь Пасхи был поражен первенец фараона, рухнули последние надежды египтян на помощь ложных богов – «и над всеми богами египетскими» был произведен суд.

И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь, и увижу кровь, и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую. (Исх. 12, 13)

«Знамение» было нанесено на косяки дверей всеми израильтянами, а также и всеми теми египтянами, которые присоединились к поклонению единому Богу. И как народ израильский в Египте спасен был от поражения, точно так же в Новом завете кровь новозаветного Агнца – Мессии – спасает от гибели. Апостол Петр так говорит об этом:

Не тленным серебром или золотом искуплены вы… Но драгоценною кровию Христа, как непорочного и чистого Агнца… (IПетр. 1, 18–19)

Читаем Книгу Исход далее:

И да будет вам день сей памятен, и празднуйте в оный праздник Господу, вовсе роды ваши; как установление вечное празднуйте его. (Исх.12, 14)

Вечное установление Господне никто, никогда и никоим образом не может отменить, заменить, передвинуть или переосмыслить. «Памятный день» 14 Нисана соблюдался в течение почти полутора тысяч лет до новой эры всем Божьим народом, и именно в тот самый день новозаветный Агнец был принесен в жертву на Голгофе.

Семь дней ешьте пресный хлеб; с самого первого дня уничтожьте квасное в домах ваших, ибо кто будет есть квасное с первого дня до седьмого дня, душа та истреблена будет из среды Израиля. И в первый день да будет у вас священное собрание, и в седьмой день священное собрание: никакой работы не должно делать в них; только что есть каждому, одно то можно делать вам. (Исх. 12, 15–16)

Итак, семь дней израильтяне должны в память об исходе есть только пресный хлеб – знак чистоты, чтобы помнить о необходимости освящения. В Новом завете освящение также следует за жертвой: Духом Божьим в человеке совершается очищение жизни. Апостол Павел указывает на связь между этими событиями:

Пасха наша, Христос, заклан за нас. Поэтому станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины. (I Кор. 5, 7–8)

В первый день Пасхи, 15 Нисана, и в последний ее день, 22 Нисана, до́лжно созывать священные собрания (Исх. 12, 16). В первый день Пасхи «священное собрание» было «созвано» впервые в Египте, потому что в этот день оттуда вышли все израильтяне. Второго подобного события история не знает. Примерно три миллиона человек, из которых 600 тысяч только мужчин, «держащих меч», т. е. воинов, соединились вместе для общего священного дела, для исхода. Это было величайшее «священное собрание» во имя Божье. И в седьмой день после исхода также состоялось небывалое, изумительное «священное собрание». Именно в седьмой день, после того как фараон погнался за израильтянами, Чермное (Красное) море расступилось по мановению жезла Моисеева и пропустило сквозь себя народ, прошедший посуху. А потом оно вновь сомкнулось над бросившимся вслед полчищем фараоновым. В честь этих двух «священных собраний» предписано Господом дважды созывать в пасхальные дни народ для прославления имени Его, для жертвоприношений, молитв и изучения слова Божьего. И созвал Моисей всех старейшин Израилевых, и сказал им: выберите и возьмите себе агнцев по семействам вашим и заколите пасху; И возьмите пучок иссопа, и обмочите в кровь, которая в сосуде, и помажьте перекладину и оба косяка дверей кровию, которая в сосуде; а вы никто не выходите за двери дома своего до утра. (Исх. 12, 21–22) Если бы кто-нибудь дерзнул выйти за двери дома, охраняемого Богом, то он был бы подвергнут общей каре, постигшей Египет.

И пойдет Господь поражать Египет, и увидит кровь на перекладине и на обоих косяках, и пройдет Господь мимо дверей, и не попустит губителю войти в дома ваши для поражения. Храните сие как закон для себя и для сынов своих навеки. (Исх.12, 23–24)

Из этого стиха ясно видно, что в ночь Пасхи по Египту прошли как Сам Господь, так и ангел-губитель, Им посланный и Им же не допускаемый в дома верующих. Словом «закон» переведено здесь древнееврейское חק‹хок› – «устав», «начертание», от глагола חקק‹хака́к› – «чертить». Так называется постановление Господа, которому человек не может найти обоснований логических, рациональных и которое до́лжно исполнять из повиновения Законодателю. Те основания, по которым подобные постановления («хуки́м») даны Богом, постигаются людьми лишь отчасти, иногда, в минуты озарения. Они указывают на глубокие тайны духовного мира, как в данном случае.

Когда войдете в землю, которую Господь даст вам, как Он говорил, соблюдайте сие служение. И когда скажут вам дети ваши: что это за служение? Скажите: это пасхальная жертва Господу, Который прошел мимо домов сынов Израилевых в Египте, когда поражал египтян, и дома наши избавил. И преклонился народ, и поклонился. И пошли сыны Израилевы, и сделали: как повелел Господь Моисею и Аарону, так и сделали. В полночь Господь поразил всех первенцев в земле Египетской, от первенца фараона, сидевшего на престоле своем, до первенца узника, находившегося в темнице, и все первородное из скота. И встал фараон ночью сам, и все рабы его, и весь Египет; и сделался великий вопль в земле Египетской, ибо не было дома, где не было бы мертвеца. (Исх. 12, 25–30)

Египтяне в течение многих лет, угнетая и убивая своих рабов, спали спокойно, их не мучила совесть. Обычно, когда человек делает зло, его преследует совесть, если только она еще не до конца умерла в нем. Ночами снятся кошмары, веселье бывает омрачено… Но не счесть ночей, в которые, убив в себе всякое сочувствие к истребляемому народу, спокойно спали египтяне. Однако в эту ночь нечто помешало, не дало им спокойно спать. Они «встали ночью», ибо человек, полностью утративший духовные ориентиры, начинает что-либо чувствовать, только когда угроза направлена на него лично. Убивая другого, он не чувствует ничего особенного. Когда убивают его, он кричит. И душа такого человека способна ощутить лишь опасность, грозящую его жизни или жизни его семьи. Именно в такой момент и пробудилась интуиция египтян, и они проснулись среди ночи, когда смерть поражала их первенцев… И фараон в ту ночь послал за Моисеем и Аароном, которым прежде сказал, что они более не увидят его лица (Исх. 10, 28–29):

И призвал фараон Моисея и Аарона ночью, и сказал: встаньте, выйдите из среды народа моего, как вы, так и сыны Израилевы, и пойдите, совершите служение Господу, как говорили вы… (Исх. 12, 31)

Одна древняя притча сравнивает фараона со слугой, которого хозяин послал на базар за рыбой, а тот купил тухлую. И хозяин ему сказал: «Выбери одно из трех наказаний: или я тебя заставлю съесть эту тухлую рыбу целиком, или я тебе дам сто палочных ударов, или ты заплатишь мне сто серебряных монет». Жадный слуга подумал: «Монеты я не хочу отдавать. Ладно, попробую съесть рыбу». Стал он с отвращеньем есть, но, когда остался маленький кусочек, потерял терпение, поперхнулся и сказал: «Не могу съесть до конца, лучше прикажи дать мне сто ударов». Его стали бить. Однако на девяносто седьмом ударе слуга не вытерпел и страшно закричал: «Все, что угодно, только не эти удары! Забирай деньги!» Таким образом, и рыбы тухлой он наелся, и был избит, и денег лишился. То же произошло и с фараоном: не хотел он повиноваться слову Господню, поэтому и казни претерпел, и первенца лишился, и сокровища египтян достались израильтянам… Однако сказано: «Бог ожесточил сердце его», потому что, как мы уже говорили, он стал недостоин покаяния.

И понуждали египтяне народ, чтобы скорее выслать его из земли той; ибо говорили они: мы все помрем. (Исх. 12, 33)

Смерть как бы нависла над всем народом египетским. Коль скоро умерли первенцы, думали египтяне, теперь очередь и за остальными.

И понес народ тесто свое, прежде нежели оно вскисло; квашни их, завязанные в одеждах их, были на плечах их. (Исх. 12, 34)

Значит, тесто не успело вскиснуть, и израильтяне теперь могли вкушать только пресный хлеб: так Господь приучал весь народ исполнять Его заповедь об опресноках.

И сделали сыны Израилевы по слову Моисея, и просили у египтян вещей серебряных, и вещей золотых, и одежд. Господь же дал милость народу Своему в глазах египтян; и они давали ему, и обобрал он египтян. (Исх. 12, 35–36)

Итак, получив справедливое «возмещение» от угнетателей, народ израильский покинул Египет.

И отправились сыны Израилевы из Раамсеса в Сокхоф до шестисот тысяч пеших мужчин, кроме детей; И множество разноплеменных людей вышли с ними, и мелкий и крупный скот, стадо весьма большое. (Исх. 12, 37–38)

Раамсес – местность на северо-востоке Египта, а также один из городов, который израильские рабы строили для фараона. В названии местности, названной, возможно, в честь города, слышится имя фараона Рамзеса II, которого некоторые исследователи отождествляют с библейским фараоном-поработителем. А Сокхоф (др.-евр. סכת‹сукко́т› – «шалаши», «кущи») – место, куда перешли евреи сразу после исхода. Стих имеет и иносказательный смысл: лучше жить в непрочных жилищах – «кущах», чем оставаться в земле рабства – «Раамсесе». Не напрасно, как видим, пронеслись грозные кары Господни над Египтом. Ибо Бог никогда не хочет смерти грешника и никогда не наказывает ради наказания, а всегда только ради исправления (Иез. 18, 23). И когда человек тяжело страдает и мучается, это продолжается до тех пор, пока он не обратится к Богу и не загладятся его грехи. «Множество разноплеменных людей», которые вышли с евреями из Египта, несомненно, были тем «плодом» вразумления Божьего, который принес Богу Египет: это были те жители его, которые убоялись слова Божьего и уже во время десяти казней уверовали в Него. Они, познав истину, уже не обратились вспять и предпочли присоединиться к народу Божьему. Среди них, конечно, были и рабы не израильского происхождения, которые, увидев великое избавление, захотели стать к нему причастными. Исход израильтян был прообразом новозаветного совместного «исхода» представителей разных национальных и социальных общностей из порабощения греху. Как исход семейства Лота из Содома, так и исход евреев из Египта прообразуют душу человеческую, покидающую «землю греха» для последующей праведной жизни. Вышедшие из рабства должны покориться и служить одному только Господу. При исходе точно в срок исполнилось обетование, данное Богом еще праотцу Аврааму:

По прошествии четырехсот тридцати лет в этот самый день вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью. (Исх. 12, 41)

И потомство Авраамово, о котором говорилось в обетовании, состояло как из «рожденных в доме его», так и из «купленных за серебро у иноплеменников», т. е. из природных израильтян и из пришельцев, прозелитов (Быт. 15, 13–15; 17, 12–13; Исх. 12, 49; Лев. 19, 34). Почему же в приведенном стихе подчеркнуто: «в этот самый день»? Возвратимся к 15-й главе Книги Бытия и вспомним, какой завет заключил Господь с Авраамом:

При захождении солнца крепкий сон напал на Аврама, и вот напали на него ужас и мрак великий. И сказал Господь Авраму: знай, что потомки твои будут пришельцами в земле не своей, и поработят их, и будут угнетать их четыреста лет, Но Я произведу суд над народом, у которого они будут в порабощении; после сего они выйдут с большим имуществом… (Быт. 15, 12–14)

Значит, в тот же день года, в который был заключен завет, свершился и исход: оба события приурочены к Пасхе. И в тот самый день года, в который Бог в свое время заключил завет с Авраамом, вышли сыны Израилевы из Египта. Они удостоверились в том, что Бог, говоривший с Авраамом столетия назад,– тот же самый Бог, Который открылся и Моисею. Это Святой, Крепкий и Бессмертный Бог. В тот день уже весь народ понял, что данное праотцам обетование исполняется у него на глазах: все происходило в присутствии, как мы говорили, примерно трех миллионов непосредственных свидетелей – евреев, а также миллионов разноплеменных людей. Поэтому и сказано: «…в этот самый день вышло все ополчение Господне из земли Египетской ночью». Значит, солнечный восход они встретили уже свободными. В сумерках ночи, собираясь в путь, они были еще рабами, но, покидая землю Египетскую, узрели рассвет, солнце свободы. И весь народ назван в стихе «ополчением Господним» – следовательно, в миг чуда, убедившись в могуществе Всевышнего, в реальности Его присутствия в своей среде, народ признал Его Царем, стал «воинством» Его, готовым следовать за Ним, как ополчение за полководцем,– сомнения и колебания исчезли. И в память пробуждения всеобщей веры Господь повелевает праздновать эту ночь из рода в род:

Это – ночь бдения Господу за изведение их из земли Египетской; эта самая ночь – бдение Господу у всех сынов Израилевых в роды их. (Исх. 12, 42)

И до сего дня в ночь на 15 Нисана мы вспоминаем исход из Египта и совершается торжественная праздничная трапеза с опресноками и горькими травами, во время которой читается вслух специальное повествование об исходе. Во всех христианских церквах близко к этому сроку празднуется Пасха.

И сказал Господь Моисею и Аарону: вот устав пасхи: никакой иноплеменник не должен есть ее… Если же поселится у тебя пришелец и захочет совершить пасхальное жертвоприношение Господу, то обрежь у него всех мужеского пола, и тогда пусть он приступит к совершению его и будет как природный житель земли…Один Закон да будет и для природного жителя, и для пришельца, поселившегося между вами. (Исх. 12, 43–49)

Значит, Господь не ставит никаких преград, не проводит различий между расами, народами, сословиями. И для любого человека единственное условие участия в пасхальной жертве, а следовательно, и приобщения к спасаемым, есть присоединение к завету Господню и полное повиновение Божьему слову.

В этот самый день Господь вывел сынов Израилевых из земли Египетской по ополчениям их. (Исх. 12, 51)

Выходящие из Египта называются здесь «ополчениями Господними»: это народ, который должен нести слово Божье всем людям с такими же преданностью и послушанием воле Его, какие проявляют воины по отношению к полководцу. Он должен соблюдать в своих рядах определенную иерархию, подобно войску, потому что Закон Божий не терпит никакого хаоса, никакого неустройства. Абсолютная «выстроенность», иерархическая взаимосвязь характеризуют все творение Господне – от метагалактики до атома, от ангельского воинства до пчелиного роя: «по ополчениям их». Каждый из недавних рабов, обреченных на смерть, обрел теперь свое место, встал под знамя своего колена и рода. «По домам отцов своих» выходили вооруженные сыны Израиля, шествуя стройно (Исх. 13, 18; Числ. 2, 2). Порядок их движения стал образцом и для Церкви Мессии, не стоящей на месте, но стремящейся к совершенству.