В недельной главе Торы мы читаем о четырех способах, которыми фараон надеялся воспрепятствовать полному освобождению народа Бога и его выходу из Египта.

Первое предложение фараона:

И призвал Фараон Моисея и Аарона и сказал: пойдите, принесите жертву Богу вашему в сей земле.( 8 глава 25 стих)

Если бы народ принёс жертву, оставаясь в Египте, слава Всесильного не была бы явлена. В этом случае израильтяне стали бы на тот же уровень, как и египтяне, и Всевышнего низвели бы на уровень богов египетских. Всякий египтянин мог бы тогда сказать еврею:

Не вижу, какая же разница между нами: у вас - своё богопоклонение, а у нас - своё: в чем же разница?

Единого Бога приравняли бы к идолам египетским! Люди находят вполне естественным и необходимым, чтобы всякий человек исповедовал религию; какую - это безразлично. Главное, чтобы они были искренни и не вмешивались в религиозные воззрения своего соседа; все остальное не имеет значения. Враг всегда будет противиться желанию ученика Йешуа отделиться от мира. Невозрождённому человеку это непонят¬но. Он может стремиться к религиозности, потому что совесть свидетельствует о том, что человек виновен перед Богом, но все его пути всё равно направлены на дружбу с миром. Сердце желало бы "принести жертву Богу в сей земле", и когда человек погружается в религию этого мира, отказываясь от мысли "выйти за стан" и отделиться от мира, цель сатаны достигнута. Ничто не поднимает в мире такого негодования, как библейский принцип отделения от развращенного мира. Вас оставят в покое относительно ваших дел, вашего учения, ваших верований; но если вы вздумаете придерживаться Божественных повелений: "Таковых удаляйся" (2 Тим. 3,5) и "выйдите из среды их и отделитесь", (2 Кор. 6,17), вы неизбежно встретите самое упорное сопротивление. Между религией человеческой и верой Йешуа существует огромная разница. Апостол не говорит:

Если есть какое утешение в религии (Фил. 2,1)

хотя последователи всякой религии непременно находят в ней некое утешение. Апостол Павел нашел себе утешение в Мессии, испытав всю бесполезность светской религии, какой бы внушительной и прекрасной она ни казалась. Как в книге Исход в 8главе, так и в послании Иакова 1 главе, отделение от мира представлено нераздельным с истинным служением Богу. Ничто, осквернённое греховными принципами этого мира не может заслужить благоволения Бога.

Выйдите из среды их и отделитесь, говорит Господь, и не прикасайтесь к нечистому, и Я приму вас; и буду вам Отцом, и вы будете Моими сынами и дочерями, говорит Господь Вседержитель (2 Кор. 6,17-18)

В земле Египетской не было такого места, на котором Бог мог соединится с искупленным народом Своим; освободиться от Египта для Израиля значило отделиться от него. Бог сказал:

Я иду избавить его (Исх. 3,8)

И ничто другое не могло найти благоволения Всевышнего и прославить Его. Спасение, оставлявшее народ в Египте, не могло быть спасением Божьим. Как в освобождении Израиля, так и в истреблении фараона Бог руководствовался Своим намерением "возвестить имя Свое по всей земле" (Исх. 9,16).Каким образом было бы возвещено имя Его, каким образом был бы явлен Всесильный, если бы народ Его согласился принести Ему жертву в Египте? Для верного откровения истинных свойств характера Вседержителя необходимо было полное освобождение, и полное отделение Израиля от Египта; так и теперь лишь при условии полного отделения от развращенного века сего всецело принадлежащие Йешуа могут верно и открыто свидетельствовать о Нем. Такая воля Бога; для этого и отдал Себя на смерть Машиах, как мы и читаем:

благодать Вам и мир от Бога Отца и Господа нашего Иисуса Христа, Который отдал Себя Самого за грехи наши, чтобы избавить нас от настоящего лукавого века, по воле Бога и Отца нашего, Ему слава во веки веков. Аминь (Гал. 1,3-5)

Народ, продолжающий жить среди нечестия и развращения египетского, неспособен быть свидетелем Бога Святого. Также и теперь всякий, придерживающийся испорченной религии этого мира, показного лицемерного благочестия, не может быть верным свидетелем распятого и воскресшего Мессии.

Но Моисей сказал: нельзя сего сделать; ибо отвратительно для Египтян жертвоприношение наше Господу, Богу нашему; если мы отвратительную для Египтян жертву станем приносить в глазах их, то не побьют ли нас камнями? Мы пойдем в пустыню, на три дня пути, и принесем жертву Господу, Богу нашему, как он скажет нам (8гл. 26-27ст.)

"Три дня пути" - вот действительное отделение от Египта. Израиль должен был быть отдален от страны смерти и мрака. Раньше, чем евреи смогут принести достойную жертву, надо, чтобы море отделило искупленных Божьих от земли Египетской. Оставаясь в Египте, израильтяне были бы вынуждены принести Богу в жертву то, что было связано с отвратительным для них языческим жертвоприношением египтян. Это было невозможно. В Египте нельзя было иметь ни скинии собрания, ни храма, ни, жертвенника. Во всей стране Египетской не нашлось для этого места. И действительно, лишь когда весь Израиль достиг берега Красного моря со стороны Ханаана, лишь тогда раздался его первый хвалебный гимн, прославлявший уже совершившийся факт его освобождения. Только вполне уяснив себе место, которое даровано ему смертью и воскресением Мессии Йешуа, Его последователь может поклоняться Богу в истине, успешно служить Ему, стать истинным и верным Его свидетелем.

Второе возражение фараона

И сказал Фараон: я отпущу вас принести жертву Господу, Богу вашему, в пустыне, только не уходите далеко. Помолитесь обо мне (8 глава 28 стих).

Не имея возможности удержать израильтян в Египте, он прилагал все старания к тому, чтобы удержать их около пределов Египта с целью влиять на них всевозможными обычаями своей страны. В этом случае оставалась надежда, что народ еще вернется в Египет, и свидетельство его о Боге будет изглажено ещё скорее, чем если бы он никогда не выходил из Египта. Люди, видимо отделяющиеся от мира и снова возвращающиеся в него, наносят делу Йешуа ущерб несравненно больший, чем если бы они совсем не выходили из мира; потому что они на деле признают, что, испытав Божественное, они пришли к заключению, что земное лучше и больше их удовлетворяет. Нравственное воздействие истины на совесть людей мира этого значительно ослабляется теми, которые некогда находили нужным выйти из мира, а затем возвращались к покинутым ими интересам. Конечно, все это еще не дает права кому бы то ни было отвергать истину Божию, потому что всякий ответственен за себя самого и сам ответит пред Богом. Но, тем не менее, такого рода факты дурно влияют на окружающих. 2 Петр. 2,20-21. Во всех этих предложениях фараона сатана преследовал одну и ту же цель: помешать Израилю воздать славу Богу, что могло быть сделано лишь "в пустыне на три дня пути". это значило выйти из района его преследований. Люди, заявляющие, что они уходят из пределов Египета, должны понять несовместимость положения в Мессии Йешуа и образом жизни и мышления этого мира; увидеть на голгофе границу между греховным образом жизни этого мира и жизнью в Мессии Йешуа! Только "умерший в Йешуа" и "совоскресший с ним верою в силу Бога" (Кол. 2,12) может быть "оправдан перед Богом и отделен от мира". Вот что значит "удалиться". Тогда светильник их горел бы постоянным светом; их свидетельство издавало бы отчетливый звук; их хождение было бы возвышенно, их опыт - богат и глубок: мир их был бы, как река; их чувства были бы небесными, и их одежды - чистыми. А главное, имя Господа Йешуа прославлялось бы ими силою Духа Святого по воле Бога Отца.

Третье предложение фараона

и возвратили Моисея и Аарона к Фараону, и Фараон сказал им: кто же и кто пойдет? И сказал Моисей: пойдем с малолетними нашими и стариками нашими, с сыновьями нашими и дочерями нашими, и с овцами нашими и с волами нашими пойдем; ибо у нас праздник Господу. Фараон сказал им: пусть будет так, Господь с вами! Я готов отпустить вас: но зачем же с детьми? Видите, у вас худое намерение. Нет: пойдите одни мужчины и совершите служение Господу, так как вы сего просили. И выгнали их от Фараона (10глава 8-11стихи).

Здесь, мы видим, враг старается нанести смертельный удар прославлению Израилем имени Всесильного. Родители в пустыне, а дети в Египте - какая несообразность! Это было бы неполное освобождение, бесполезное для Израиля, бесславное для Бога Израилева. Этого нельзя было допустить. Если бы дети остались в Египте, и про родителей нельзя было бы сказать, что они вышли из Египта; ведь дети представляли собой часть их самих. В этом случае о них можно было бы сказать, что они отчасти служили Всевышнему, а отчасти - фараону. Но Бог не может что бы то ни было делить с фараоном; Ему требовалось или все, или ничего. В этом кроется важное поучение для родителей. Нам дано блаженное преимущество в вопросе о детях наших: рассчитывать на Бога и "воспитывать их в учении и наставлении Господнем" (Еф. 6,4).

Четвертое и последнее возражение фараона

Фараон призвал Моисея и сказал: пойдите, совершите служение Господу, пусть только останется мелкий и крупный скот ваш, а дети ваши пусть идут с вами (10 глава 24 стих).

С какой последовательностью отстаивал в лице фараона сатана у Израиля всякую пядь земли, выводившую его из Египта! Прежде всего, он старается удержать его в своей стране; затем уговаривает его поселиться по соседству с этой страной; далее надеется удержать в Египте часть народа; когда же все три эти попытки кончаются полной неудачей, он соглашается отпустить народ, отняв у него всякую возможность совершить жертвоприношение Богу. Не имея возможности задержать служителей Божьих, он силится вырвать из их рук орудие их служения и таким путем достигнуть своей цели. Раз ему не удалось уговорить их принести жертву Богу в земле Египетской, он хотел бы отнять у них жертвенных животных и лишь тогда отпустить их на свободу. Ответ, который дает Моисей на это последнее предложение фараона, воочию являет высшие права Вседержителя относительно Его народа и относительно всего, принадлежащего Его народу:

но Моисей сказал: дай также в руки наши жертвы и всесожжения, чтобы принести Господу, Богу нашему. Пусть пойдут и стада наши с нами, не останется ни копыта; ибо из них мы возьмем на жертву Господу, Богу нашему; но доколе не придем туда, мы не знаем, что принести в жертву Господу (10глава 25-26 стихи).

Только когда по вере, простой и детской, последователь Йешуа осуществляет высокое положение, дарованное ему смертью и воскресением Йешуа, только тогда возможно хотя бы отчасти дает себе отчет, какие права имеет на него Бог. "Доколе не придем туда, мы не знаем, что принести в жертву Господу";Израиль не мог узнать ни своих обязанностей, ни требований Бога, пока он не совершил трехдневного пути в пустыне. Душная атмосфера развращенного Египта мешала ему видеть это. Необходимо усвоить себе всю суть искупления для того, чтобы проникнуться полным и верным сознанием своей ответственности.

Кто хочет творить волю Его, тот узнает об этом учении" (Иоан. 7,17)

Силою смерти и воскресения мы должны всецело выйти из Египта; тогда, и только тогда поймем мы, что такое служение Богу. Лишь когда мы вступаем верою в то "пространное место" (Пс. 30:9), в которое вводит нас драгоценная кровь Йешуа; когда, открытыми глазами вглядываясь в окружающее нас, мы созерцаем различные глубокие и чудные последствия любви, искупившей нас; когда мы долго и внимательно останавливаемся на личности Того, Кто ввел нас в это место, Кто обогатил нас всеми этими дарами. "Не останется ни копыта"! В Египте нет места ничему, принадлежащему искупленным Божьим; Богу подобает владеть всем; "телом, душою и духом"; все, что имеем, принадлежит Ему. "Вы не свои, ибо вы куплены дорогою ценой" (1 Кор. 6,19-20); посвятить себя и все, что мы имеем, Господу, Которому мы принадлежим и Которому мы призваны служить, - вот блаженное преимущество наше. Слова: "доколе мы не придем туда" предохраняют нас от этого ужасного зла. Мы прошли по пустыне "три дня", и лишь тогда раздалось и достигло нас слово о жертвоприношении; тогда лишь мы получили полное и неоспоримое право на жизнь воскресения и вечной праведности: мы вышли из страны смерти и мрака; мы введены в присутствие Всевышнего и потому можем в силе дарованной нам жизни, в сфере облекшей нас праведности пребывать в блаженном общении с Богом; служение становится, таким образом, радостью нашей. В сердце нет ни одного чувства, не принадлежащего Господу; во всем стаде нет ни одного жертвенного животного, слишком драгоценного для жертвенника Его. Чем ближе мы будем пребывать к Богу, чем теснее будет наше общение с Ним, тем более пищей и питием нашим станет творение воли Божией. Верующая душа высшим своим преимуществом почитает возможность служить Богу. Она радуется всякому проявлению, всякому проблеску новой, божественной природы своего сердца.