Они были братьями и были похожи, но не были близнецами. Один был очень умным. Казалось, он может решить практически любую проблему. К тому же, он был артистически талантлив. Было ли то искусство, фотография, музыка или танцы, его работа всегда показывала, что он знал и мог сделать то, что действительно прекрасно. Дружелюбный и отзывчивый, он имел много друзей, и, казалось, никогда не был одинок. Это был старший брат. Младший был, можно сказать, заурядный. Сегодня быть заурядным - не трагедия, но не тогда, когда твой старший брат блистает так ослепительно ярко, что повергает тебя в тень. Младший брат был достаточно умен, чтобы решать те же проблемы, просто ему требовалось больше времени. Он так же мог писать стихи, заниматься фотографией, рисовать, петь и танцевать. Он на самом деле был довольно одарённым во многих областях, но даже если в чем-то и не был, то он справлялся с делом очень хорошо, пока: он не начинал сравнивать себя со старшим братом. Тогда его стихи, рисунки, музыка - все, что он ни делал, блекло по сравнению с блеском его брата. Младшему было трудно жить в одном городе со своим братом, и он переехал. Старший же брат возвысился, чтобы принять честь и славу далеко за пределами их родного городка. В конце концов, для младшего брата не осталось места, где бы он мог избежать сравнения, так как старший брат был известен повсюду. Младший брат изменил имя, отрастил бороду и попытался забыть, откуда он. После смерти родителей ему почти удалось забыть о своем истинном происхождении, так как у него больше не было этой обязанности – посещать старый родной городок. Вскоре он серьёзно заболел. Женщина в приемном отделении больницы задала ему мрачный вопрос: "В случае вашей смерти: кого из ближайших родственников известить?" Младший брат никогда не был женат, у него никогда не было детей, его "ближайший родственник" был его старший брат, теперь уже признанный и известный политик. Он поколебался, но потом сказал женщине имя брата. Она не поверила. Он глубоко вздохнул и сказал, что это правда. Он объяснил, что несколько лет назад он изменил имя. Когда она услышала его настоящее имя и внимательно рассмотрела его лицо, она увидела достаточно сходства, чтобы поверить, что он говорит правду. Больного поместили в больницу, его состояние ухудшилось. Доктора решили, что нужно кого-то известить, так как если даже больной пойдет на поправку, он не сможет сам о себе позаботиться. Они послали телеграмму знаменитому брату, который как только услышал печальные вести, отложил важные государственные дела, чтобы приехать к постели младшего брата. К приезду брата младший уже был готов говорить и радоваться, смеяться и почти плакать о том, о чем он долгое время не говорил и о чем даже не думал: их родной город, родители, их общие знакомые и друзья. И младший брат понял, что на протяжении десятилетий он бежал, чтобы сбежать от человека, который мог бы стать его самым лучшим другом – от того, кто по-настоящему дорожил им и ценил его.

Из больницы Его доставили домой на санитарном вертолете. Дома у него будет самое лучшее медицинское обслуживание. Его брат-политик урезал свое плотное расписание, чтобы проследить за этим и быть уверенным, что его внимание может хоть как-то облегчить жизнь младшего брата. Но для младшего облегчение носило привкус горечи. Теперь он понял, что все эти годы, - будучи мальчиком, юношей и зрелым мужчиной - он лишал себя того, что могло быть его самой большой радостью, радости быть братом великого человека и быть освещенным присутствием яркого света. Йешуа - и есть тот старший брат. Иисус - наш родственник, наш Кровный Искупитель, который хочет признать нас своей семьей. Однако в некоторых лишь одно упоминание Его имени вызывает отвращение. Где бы евреи, не были, всегда слышат напоминание о Нем. Например человек, которого зовут Ганс Христиан Андерсен. Большинство евреев предпочли бы услышать "Счастливого праздника!", но люди продолжают ошибаться и вместо этого говорить "Веселого Рождества!" Все это постоянно напоминает нам о старшем брате, от которого мы бы хотели сбежать.

Возможно, трудно представить Йешуа старшим братом, когда вы считаете Авраама отцом нашей веры. В конце концов, Авраам жил 1800 лет до того, как младенец родился в Вифлееме. Но сам Йешуа сказал народу:

Прежде чем был Авраам я есмь

И он не только утверждал, что он был прежде Авраама, но Он сказал, что существовал всегда. Пророк Михей, предсказывая рождение Мессии еще за 700 лет до того, как это случится, говорил, что Мессия будет рожден в Вифлееме: и, что

которого происхождение из начала, от дней вечных (Мих. 5:2)

Этот старший брат не только вечно живет, но и имеет жизнь в самом себе, и Он сотворил все, что существует.

Некоторые настаивают, что "Иисус - это Бог язычников" или, что "Иисус не для евреев". и лишь не многие из нашего еврейского народа понимают, что даже само имя "Христос" включает в себя основное учение иудейской религии. Когда Маймонид составлял "13 заповедей веры", он сказал:

Я верю твердой верой в пришествие Мессии и хотя он медлит, я буду молиться о Нем

Слово "Христос" произошло от греческого "Christos", что является переводом еврейского слова "Помазанник", оно взято именно от слова "Мессия" или "Машиах".

Христианские богословы признают, что если христианство - это что-то отличное от еврейства, то это не настоящее христианство. Некоторые отрицают, что слова "Христос" и "Христианский" еврейского происхождения. Это как Израильтяне не признают американского еврея евреем, только потому, что он живет в чужой стране. Тот факт, что не евреи верят в Иисуса Христа, не может изменить историю, не может изменить того, что Иешуа еврей и что Он для евреев. Это были не язычники - последователи Зевса или Агуры Maзды кто ожидал пришествия Мессии, Пророка, Священника и Царя, истинного Божьего Помазанника. Нет, с самого начала именно еврейский народ надеялся на Мессию, на "Помазанника". Это были еврейские пророки, кто провозглашал веру в еврейского Мессию. В еврейском понимании "Помазанник" - это метафора назначения или предназначения и посвящения человека для какой-либо определенной цели. В языческих религиях нет ничего подобного, а если и есть, то оно заимствовано из Иудаизма.

Можно усомниться в том, что современный христианский мир - это не более чем производная от начального еврейского откровения, и что христианство так сильно отклонилось от корней иудаизма, что оно больше не имеет ничего общего с его истоками. Но, следует так же заметить, что и раввинистический Иудаизм также удалился от начального откровения Торы. Сегодня многие раввины игнорируют религию их предков и формулируют более приемлемые идеи, которые воспринимаются не как их личное мнение, а как "учит Иудаизм".

Если изменения в иудаизме привели к тому, что трудно определить еврейство Йешуа, то изображение Его в искусстве, как голубоглазого, светлобородого человека, сидящего в бездействии, в дальнейшем породило идею, что Иисус был из язычников и для язычников. Иудейский Мессия был человеком дела, царем, лидером, судьей, руководителем. Он так же был добрым, восприимчивым, отзывчивым и любящим. Мессия - это на много больше того, что когда - либо мог изобразить художник или описать пророк. Только Йешуа жил согласно этой роли.

Учение Йешуа было иудейским, Его манера учить тоже была иудейской. Когда Он говорил, что Он Мессия, Он говорил это к сердцам людей, которые верили, что Мессия придет. Как Мессия Он был и Пророком, и Священником, и Царем. Как пророки, бывшие до Него, Йешуа учил вне установленных религиозных течений. Как священник, Он принес жертву вне установленного Святилища. Как царь, Он собрал людей не только из Израиля, но и из того, что мы понимаем под словом "народы". Йешуа был чуждым для части иудеев. Но он был чужим и для язычников также. Он с любовью говорил к иудейскому народу. Это правда, что некоторые Его слова казались грубыми, но они не были и близко так грубы, как слова древних пророков. Йешуа осуждал грех, но он никогда не осуждал грешников. Он приглашал грешников прийти к Нему, прийти к Богу. Он дал им надежду и мужество, когда общество их отвергло. Он свободно даровал прощение тем, кто осознавал нужду в этом, а с теми, кто прикрывался одеждами самоправедности, Он говорил строго. Йешуа был евреем и Он, конечно же, был за евреев. Когда Он посылал своих еврейских учеников, Он поручил им идти только "к погибшим овцам дома Израилева". А когда женщина Сирофиникиянка подошла к Нему, прося исцелить её дочь, Он указал на то, что Он еврей и пришел к евреям. Однако ее вера была выше этого барьера, и она получила желаемое исцеление для дочери.

Согласно Божьему плану Мессия, обещанный пророками, - "свет язычникам". Наш Мессия, еврейский Мессия, пришел, чтобы стать Мессией всех людей. Не имеет значения, как сильно мы пытаемся забыть нашего “старшего брата”, мы плоть от плоти Его и кость от костей Его. Мы не можем отказаться от Него, прежде не отказавшись от нашей принадлежности к еврейскому народу. Йешуа учил тому, что волнует евреев и сегодня. Особенно тому, что сейчас называется "сионизм" или восстановление Израиля и царства Божия. Он учил как обращаться с людьми в повседневных взаимоотношениях, как бороться с гонениями, как преодолевать жизненные испытания. Пока мы искали водительство, ответов, правды, Он стоял рядом и терпеливо ожидал. Вы когда-нибудь видели наклейку на машинах:

Если вы не можете найти Бога, то кто потерялся?

в этом смысле Йешуа, Иисус, пришел позвать евреев домой, к Богу Авраама, Исаака и Иакова. Иисус служил евреям. Он уважал свой народ. Он не нарушил ни одной из заповедей Торы. Он относился с добротой к еврейскому народу. Он плакал об Иерусалиме, предвидя разрушение этого святого города. А когда Он был в гневе, Он гневался потому, что Иерусалимский храм был. Его стремление было ко всему тому, что связано с еврейством. Но, прежде всего к еврейскому народу, чтобы он познал и полюбил Бога Израилева.

Йешуа не только жил для евреев, но так как он жив и сейчас, он для евреев (так же как и для всех людей) и сегодня. Какой парадокс! Поворачиваться спиной к тому, кто является самым почитаемым евреем в истории. Немыслимо - проявление Его любви было воспринято, как проявление ненависти. Данная от Бога вечная истина, в умах некоторых людей стала исторической выдумкой. То, что демонстрировал Йешуа, было вершиной еврейства, однако это воспринимается как проявление язычества. Евреи, потеряли то, что более всего принадлежит евреям: собственного Мессию, Йешуа. Он и есть тот старший брат, который ищет нас, желая обогатить наши жизни, умоляя нас примириться с ним.